Безвиз и массовая миграция из ЛНР-ДНР

Украинцы, которые не хотят ими быть… Что делать с теми, кто массово покидает ОРДЛО в поисках лучшей жизни? Тут как раз возникает только один вопрос: не повлияет эта массовая миграция лютоненависникив всего украинского, большинство из которых, собственно, живет в «ЛНР» и «ДНР», на имидж Украины?

Об этом нам рассказали руководитель Центра «Третий сектор» Андрей Золотарев, политолог Александр Солонько и украинская писательница и общественная деятельница Лариса Ницой.

Не похоронят ли окончательно репутацию Украины в Европе сторонники «русского мира», которые массово стремятся уехать за границу?

Лариса Ницой:

Такая опасность, конечно, есть. Эти сторонники «русского мира» с оккупированных территорий это фактически те же русские. Другими словами — наш маленький «русский мир» является сегментом того большого «мира», который существует на территории соседнего государства.

А как себя они ведут за границей? Да как орда! Их сразу видно. К тому же, везде. Даже на пляже, где все в купальниках, идентифицировать россиянина можно запросто. Все люди, как люди, а они — наглые, курят, пьют, употребляют через слово мат, сидят все увешанные золотом. Ведут себя агрессивно и шумно. Это ужасно. Дошло до того, что некоторые отели отказываются принимать россиян.

Украиноязычных видно только тогда, когда они в вышиванках вечером вышли прогуляться и разговаривают на родном языке. А так они растворяются в толпе. Их совсем не видно: это немец, или француз, или поляк, или украинец … Не знаю, на что надеяться в этой ситуации. Разве что настоящие украинцы своей вежливостью возобладают над сей русской нашествием с оккупированных территорий.

Андрей Золотарев:

Как это ни странно, но жители Донецкой и Луганской областей, которые еще три года назад сжигали публично украинские паспорта, сейчас с удовольствием делают себе биометрику. И это вовсе не означает, что они за это время изменили свое отношение к Украине: они как ненавидели ее, так и ненавидят. Поэтому мы никуда не денемся от того, что в Европе такие люди будут пропагандировать «русский мир», тем самым пренебрегая Украиной. Это особенно будет ощущаться в странах Восточной Европы. В Чехии, например, уже сейчас полно людей, которые занимаются именно пропагандой «русского мира».

Но я считаю, что репутацию Украины могут испортить прежде всего люди с криминальным прошлым, которые отправятся в Европу именно за уголовные деньги. Таких деятелей сейчас на территории ОРДЛО — полно. И европейцы опасаются именно того, что сейчас с Украиной к ним приедут люди, как они говорят, не самого лучшего качества. В то же время европейцы уверены в том, что наши мигранты с Востока Украины подойдут им больше, чем мигранты с севера Африки и Ближнего Востока. Они считают, что наши мигранты более подвержены социализации. Знаете, это как больше и меньше зло …

Поэтому так: репутация Украины может пострадать. И не только из названных выше причин. Жители этих территорий могут использовать в свою пользу и другие возможности, которые дает Безвиз.

Какие например?

Андрей Золотарев:

В Европе не исключают, что украинцы — жители регионов, в которых продолжается конфликт, будут просить у них статус политических беженцев. Такие случаи будут единичными. И думаю, что некоторые страны, не массово, конечно, но все-таки сначала будут его предоставлять. Например, Италия, Франция, Германия или Нидерланды могут рассматривать такие просьбы украинцев и удовлетворять их. Но это будет продолжаться до определенного времени.

Я веду к тому, что статуса беженцев жители Донецкой и Луганской областей будут просить формально. Дело в том, что документы в таком случае рассматривают примерно полтора-два года. И пока не будет официального вердикта, правительство иностранного государства будет финансировать пребывания просителей на своей территории.

То есть вывод таков: люди, которые живут на оккупированных территориях, смогут выезжать за границу и жить на социальную помощь примерно полтора-два года. А дадут или не дадут политическое убежище — не основное. Дадут — хорошо, нет — тоже. Мол, два года они точно проживут значительно лучше, чем дома, а там посмотрим, может, и дома ситуация измениться.

А какому европейцу такой подход понравится? И сколько они будут такое терпеть?

А как насчет сепаратистов или боевиков, воевавших или еще воюющих против ВСУ: они смогут воспользоваться безвизом?

Александр Солонько:

До сих пор сепаратисты систематически ездили с оккупированной части на украинскую территорию и получали пенсию, зарплату и другие льготы, при этом воюя против Вооруженных Сил Украины. Теперь у них появилась дополнительная возможность поехать в Европу.

А почему нет? В Украине они не признаны преступниками, против них нет судебных дел. А если нет против них обвинительных приговоров и они не названы преступниками, то они могут запросто получать биометрику и спокойно ехать, куда им заблагорассудится.

Добавлю еще одно: Россия, если, конечно, поставит перед собой такую ​​цель, сможет применить такую ​​же технологию, как ранее с сирийскими беженцами, которые массово бросились в Европу. У нас, конечно, такой масштабной нашествия организовать не удастся, но что-то подобное получится. Здесь все зависит от поставленных целей и задач. По необходимого количества ресурсов, технически это сделать возможно.

Андрей Золотарев:

Согласен: боевики, особенно те, которым уже надоело воевать, поедут в Европу. Однако, думаю, что они сразу НЕ пропагандировать «русский мир» где-то в Варшаве или Лиссабоне и не бегать с георгиевской лентой. Люди, которые имеют «серьезные хвосты», обычно очень осторожно себя ведут. Они едут туда спрятаться. Поэтому, как другие трудовые нелегальные мигранты, они будут заниматься неквалифицированным трудом. И работать они так, пока не «приживутся» в этой стране.

Кстати, о нелегалах: насколько увеличится в Европе трудовых мигрантов из Украины в целом и, в частности, с оккупированных территорий?

Андрей Золотарев:

В том, что Украина будет продолжать терять человеческий потенциал, никто не сомневается. Отныне украинцы еще более массово выезжать на работы в страны ЕС и работать на экономику этих государств. Существуют подсчеты, что за следующие 10 лет в ЕС на работу может выехать 10000000 украинский.

Относительно того, сколько людей из оккупированных территорий уедет на работу в ЕС, сказать трудно. Но судя по очередям, которые образовали люди, которые там живут, то многие.

Есть ли какой-то способ запретить людям, которые, собственно, сознательно уничтожать реноме Украины за рубежом, туда въезд?

Александр Солонько:

И на самом деле не так уж и сложно урегулировать эту ситуацию. Прежде всего, нужно создать специальный реестр, который должен контролировать СБУ. Эта структура через своих людей, сотрудников МВД и даже с помощью простых граждан должен постоянно пополнять и расширять его. В этот реестр должны включать людей, которые публично заявляли свою антиукраинскую позицию, звали сюда Путина, брали штурмом Украинские государственные учреждения, их заметили у других не государственных акциях. И вот их нужно автоматически лишать гражданства Украины. И чтобы такие люди не только не могли биометрику себе сделать, а чтобы вообще не были резидентами Украины и с нашим государством даже не ассоциировались. Таким людям в Украине просто не место.

И не могут быть гражданами Украины, пока не сдадут экзамены по украинскому языку, по знанию Конституции, и не сдадут тесты на гражданство, как это в странах Балтии.

Когда мы добьемся того, чтобы именно такие люди не перлись в Европу с украинским паспортом и нас не позорили, можно заниматься другими вещами. Можно будет обращать внимание на этику и культуру поведения и формировать себе положительный имидж в мире.

Лариса Ницой:

Знаете, наверное, не нужно прибегать к таким кардинальным шагам. Я вот как раз сейчас подумала, что маленький позитив в той всей ситуации все же есть.

Я об украинском языке … Мы говорим о том, что все должно быть на украинском языке, а язык меньшинств нужно изучать на факультативах и в воскресных школах. Вот когда мы поняли, что нужно беречь родной язык? И когда поехали в Европу. Тогда мы увидели, что нормальной европейской практикой является изучение именно родного языка. Европейцы очень берегут свое: язык, историю, традиции.

Когда ты чувствуешь это отношение к родному сам, и когда тебе об этом говорят — совершенно разные вещи. Мы до сих пор рассказывали нашим русскоязычным соотечественникам о европейской практике изучения языка. Может, когда они туда поедут и убедятся в этом самостоятельно, что-то изменится в их головах.

Опять же, некоторые из тех, кто сейчас воюет против Украины не были за границей. Они подвергаются российской пропаганде и искренне верят в то, что Европа — это загнивающий Запад. Может, когда они увидят воочию, как «загнивает» Европа, это их приведет в чувство и обратит на правильный путь.