Паштет намажет Кушнера на черемуху: Павел Алексеевич покинул ИТК-5

Павел Алексеевич, Паштет

Три дня тому в Белоруссии из ИТК-5 Ивацевичи по отбытию срока освободился 38-летний бывший вор «в законе» Павел Алексеевич, более известный в криминальной среде как Паштет, которому небезосновательно предрекают роль локомотива анти-кушнеровской оппозиции.

Уроженец Минска Павел Алексеевич ранее был судим 6 раз. Свою первую и только что отбытую судимости Паштет получил за хулиганство, вторую и третью – за разбой, четвертую и пятую – в России – за наркотики и незаконное пересечение границы.

В декабре 2012 года Паша Паштет с еще тремя делегатами из Белоруссии: Олегом Муму, Сашей Медвежонком и Русланом Лебедем был коронован в Дубае грузинским кланом «Ониани-Джангвеладзе» в противовес белорусскому ставленнику Деда Хасана Саше Кушнеру. Из всей четверки Паштету выпало первым попасть за решетку и под идеологический пресс оппонентов. Уже в январе 2013 года Паштет был низложен в СИЗО Зеленограда по маляве за подписью таких воров, как Пичуга, Воскрес, Вагиф, Чебурашка, Циркач и других.

Находясь в заключении сначала в России, а потом и в Белоруссии, Паштет нимало пострадал за свое инакомыслие, прежде всего от сторонников Кушнерова, и теперь, якобы, полон решимости воздать тому по заслугам. Людская молва хоть и не наделяет Паштета острым умом, но в большей нежели Муму степени, характеризует его человеком, способным на поступок. В сложившейся обстановке именно это качество может быть востребовано.

По нашим данным, сейчас в Белоруссии нет одного всеми признанного лидера, как это было в «звездные» годы Кушнерова. Как нет и подавляющего влияния какого бы то ни было вора или воровского клана извне.

При этом котировки «дубайцев» сегодня намного выше, чем раньше, когда им не подавали руки из-за Апуки, и гораздо предпочтительнее, чем Кушнеров имеет сейчас.

Хотя Кушнер все еще опирается на поддержку «турок» во главе с Гули, внутри страны ряды его сторонников заметно ослабли как в количественном, так и в качественном отношении. Отколовшиеся от Кушнера: Олег Немец и Вадим Дода сегодня ориентированы на грузин, Шульц, Шаруха и Сазон – на Шакро. При этом трое последних стремятся в семью, а Шульц, с конфликта с которым началось падение Кушнера, настаивает на своем праве поступить с Кушнером после того, как освободится.

При этом Кушнеров остался без присмотра бывшего замначальника ГУБОПиК МВД Беларуси Владимира Тихини, который надувал ему паруса по белорусскому телевидению. К тому же авторитет Кушнерова подмочен неслыханными по своей дерзости обвинениями некого Артура Баханькова, называющего себя «положенцем Могилева», который в течении полугода ведет против него активную пропагандистскую кампанию на своем YouTube-канале.

Обличения Баханькова примечательны не столько своим содержанием, сколько тем, что до сих пор не пресечены.

В этой связи затянувшееся бездействие Кушнерова рвет любые шаблоны относительно того, как представитель уголовной элиты и вообще человек чести должен реагировать на подобные выпады по законам преступного мира. Сверх того, по мнению источника, Баханьков – бомба замедленного действия под воров, поддерживающих Кушнерова.

По факту, никто, кроме Баханькова, включая Муму, имеющего на то все все основания, в отношении Кушнерова никаких действий не предпринимает.

Преступный мир Белоруссии так же, как и ее государственная политика в целом, отличается герметизмом и самодостаточностью. Как показывает практика, белорусская братва, более, чем в любой другой бывшей союзной республике, сохранившая стойкий налет еще советского наследия, практически не зависит от того, что скажут воры в Турции, Италии или России. В этом отношении ее сравнивают с Абхазией, где местные воры «в законе» ведут обособленный от всего остального мира образ жизни. Поэтому новым белорусским лидером станет тот, кто возьмет на себя ответственность и смелость первым задавить своего давнего врага.