Виталий Кропачев по ушли в деле: почeму стоит ждать новых бунтов шахтеров

Виталий Кропачев

Ушедший в глубокий забой Виталик Кропачев по ушли в… деле. Вот только уши маргинально торчат, а крыша протекает. Как говаривал один торезский сиделец: «баклан Виталик (Кропачев, — ред. Pervomaysk.in.ua) далеко пойдет, гнилушки на месте, заарапит мать родную… И коли дворник не опустит, высоко запылит». Думается, Виталий Кропачев вспомнит человека, говорившего сии слова.

Старая команда безуспешно пытается «Жити по-новому», но с прежними замашками…

Совсем недавно на столичной радиостанции один из руководителей Независимого профсоюза горняков Украины грозился новыми митингами беззарплатных шахтеров, а днем ранее в неприметном доме по улице Богдана Хмельницкого, 26, что практически в самом центре украинской столицы, детективы Национального Антикоррупционного бюро Украины проводили обыски… В действительности же эти два события связаны между собой намного больше, чем может показаться на первый взгляд.

Вначале попробуем разобраться с шахтерами. После оккупации территории Луганской и Донецкой областей когорта шахтеров на территории Украины заметно поредела, однако привычки митинговать и бастовать по любому поводу – остались прежними. Хотя в этот раз причина для их волнения была очень и очень существенная. Исходя из расследований некоторых журналистов и блогеров, с декабря прошлого года схема поставок угля на теплоэнергетическую компанию «Центрэнерго», существенно изменилась и теперь оставшиеся под контролем государства тепловые электростанции получают топливо от трех малоизвестных структур («Триалтрейд», «Донэнергоэкспорт» и «Универсалинвестстрой»), которые зарегистрированы по адресу на улице, что носит имя славного гетмана Украины.

Виталий Кропачев
Виталий Кропачев

Сам по себе подобный факт уже давно не является сенсацией: использование подставных фирм, которые играют роль статистов в «правильных тендерах с заранее известным победителем» уже стало печальной национальной традицией Украины. Важно другое: кто же все-таки контролирует эти три структуры, которые так стремительно ворвались на рынок государственного угля и электроэнергии. Если снова поднять результаты журналистского расследования, теневым владельцем, а заодно – и куратором отечественной угольной отрасли является Виталий Кропачев, выходец из Тореза, который занимался донецким углем, его обогащением и сбытом независимо от войны и персонального состава правящего власти.

Более того, смена власти на Печерских холмах явно пошла на пользу Кропачеву, точнее – его благосостоянию, ведь раньше, до Революции Достоинства, он руководил лишь двумя компаниями по перевозке и сбыту донецкого угля (где топливо, добытое на официальных шахтах, часто оказывалось с очень мощными «вкраплениями» угля из незаконных копанок). А вот совсем недавно, уже после бегства Януковича, победы Майдана и двух лет войны на востоке страны, к рукам Кропачева перешел негласный контроль над пятью центральными обогатительными фабриками, которые в свое время таинственным образом из-под контроля государства перешли в руки старшего из сыновей Януковича, Александра.

Кто владеет обогатительными фабриками – тот контролирует шахты, поскольку именно на ЦОФ решают – у кого закупить уголь и какой марки, который затем, в обогащенном и очищенном виде, попадает на топливные склады тепловых электростанций. Пока неизвестно с какой целью, и вообще – по доброй ли воле, бывший, а ныне просто беглый, президент Украины Янукович решил расстаться с доступом к ЦОФ, или же это была «операция прикрытия» честно наворованного от неизбежной конфискации в рамках заочного судопроизводства. Но ясно одно – появление в схеме поставок угля с государственных шахт на государственные ТЭС лишнего посредника из состава прежней команды «крепких хозяйственников» очень насторожило шахтеров Украины, которые еще помнят те времена, когда шахты были переполнены, а в карманах гулял ветер. И потому всем, а особенно обитателям офисов в доме на улице Богдана Хмельницкого, 26, стоит помнить, что шахтеры когда говорят о митингах или забастовках, то это звучит не как угроза, а как предупреждение…