Почему Европарламент устроил Украине зерновую блокаду?

Комитет Европарламента по аграрным вопросам 13 марта проголосовал против увеличения квот на зерновые из Украины. Не очень приятная новость в плане внешнеэкономических отношений с ЕС.

Буквально в феврале 2017 года комиссар Европейского союза по вопросам торговли Сесилия Мальмстрём заявляла, что Еврокомиссия (ЕК) намерена продвигать увеличение Европарламентом (ЕП) квот на украинские товары в ранее утвержденных объемах. Напомним, что в сентябре 2016 года ЕК утвердила повышение квот на ряд товарных позиций из Украины.

Речь шла об увеличении квоты на кукурузу — на 650 тыс. тонн, пшеницу — 100 тыс. тонн, ячмень — 350 тыс. тонн, крупы и обработанное зерно — на 7,8 тыс. тонн, овес — 4 тыс. тонн, мед — 3 тыс. тонн, виноградный сок — 500 тонн, переработанные томаты — 5 тыс. тонн.

Указанные цифры достаточно немаленькие по сравнению с теми, которые Украина имеет сейчас. В денежном выражение предложенное ЕС увеличение квот оценивается почти в $ 197 млн, но отмена повышения квот на зерновые сократит эту цифру приблизительно на $ 180 млн.

Что стоит за таким решением комитета и есть ли варианты его обойти? Европейцы боятся усиливающейся конкуренции со стороны украинских товаров. ЕС занимает третье место по объемам экспорта зерна из Украины. При этом отечественные трейдеры экспортируют туда не только фуражное, но и продовольственное зерно.

Недавно одна из компаний отгрузила в ЕС пшеницу для производства продукции детского питания. «Украинское зерно является конкурентом европейского и понятно, что Европарламент отстаивает интересы собственных товаропроизводителей», — сообщил Realist’у президент Украинской зерновой ассоциации Николай Горбачев. Он надеется, что в будущем у Украины будет единое экономическое пространство с ЕС и вопрос квот вообще не станет возникать, ведь это стратегический для Украины рынок.

Эксперты считают, что за таким решение европарламентариев стоит не просто боязнь конкуренции, а желание все-таки склонить Украину к отмене моратория на экспорт леса-кругляка. «Мы уже достигли определенного предела в либерализации торговли с ЕС. Решение агрокомитета Европарламента — это политика, и она, скорее всего, связана с экспортом древесины», — считает Тарас Качка, руководитель Украинского медиа-центра реформ.

Для Минагрополитики ничего удивительного в решении Еврокомитета не повышать квоты на украинские зерновые нет.

«Голос комитета Европарламента по аграрным вопросам в процедуре принятия решения ЕП является консультирующим, а ведущим или профильным — комитет по вопросам международной торговли», — заявила заместитель министра аграрной политики и продовольствия по вопросам евроинтеграции Ольга Трофимцева.

Голосование указанного комитета состоится в начале мая, и именно с ним Минагрополитики намерен усилить сотрудничество для принятия позитивного решения для Украины. Глава комитета агропромышленного развития Торгово-промышленной палаты Олег Юхновский уверен, что паниковать после решения европейцев пока не стоит.

«В случае если Минагрополитики и Минэкономики продолжат лоббировать интересы Украины, я думаю, что все будет хорошо, и ЕС пойдет нам на встречу. Европейцы против повышения квот, которые заполняют крупные аграрные компании, например по зерну или птицеводству, а по меду или муке, я думаю, проблем не будет», — отметил он.

Бывший заместитель министра агрополитики по вопросам евроинтеграции, член Набсовета реформ Владислава Рутицкая считает, что самая важная часть в переговорах с ЕС — это финализация решения Еврокомиссии по вопросу торговых преференций на украинскую продукцию, а не только старт и сопровождение этого процесса. «Когда мы готовились к первому „Аграрному диалогу“ с ЕС, мы собрали все ассоциации и от них попросили предложения по увеличению квот», — вспоминает она.

Напомним, что российский рынок в 2014 году уже был закрыт для украинского аграрного производителя. Правительству нужно было диверсифицироваться и максимально помочь открыть украинским компаниям возможности на европейском рынке. «После сообщения Сесилии Мальмстрём о намерении увеличить нам АТП периодом на три года по определенным группам товаров я акцентировала внимание, что Украине важно дойти до конца в этом процессе. Важно было дальше отслеживать, как предложение Еврокомиссии проходит в Европарламенте не только со стороны госорганов, а также со стороны ассоциаций, которые должны были работать с аналогичными европейскими ассоциациями», — считает Владислава Рутицкая.

По ее мнению, нужно было формировать медиаполитику для того, чтобы Украина была представлена в европейских СМИ, работать с теми фракциями в Европарламенте, которые нас поддерживают, и апеллировать к аргументам тех фракций, которые выступают против увеличения импорта украинских товаров. «Я действительно переживаю, чтобы труд последних 2,5 лет был финализирован», — резюмировала она.

Европа — не самый простой рынок для украинских поставщиков, но в условиях закрытого рынка России и запрета транзита ее территорией ЕС остается наиболее привлекательным как для поставщиков сырья, так и для производителей готовых товаров, хотя конкуренция на нем очень высокая.

«Мы были бы конечно же рады, если бы квоты увеличили, но пока об этом речь не идет», — отмечает финансовый директор агрохолдинга «Мироновский хлебопродукт» Виктория Капелюшная.

Ее компания не растерялась в условиях небольших квот на беспошлинную поставку курицы и приобрела предприятие в Нидерландах, где украинская курица уже завоевывает европейские полки. На очереди — приобретение предприятия в Словакии. Те компании, которые не имеют денег на такого рода сделки, должны пройти длительную процедуру сертификации своего производства. Пока успешно ее сделали ряд молочных предприятий и производители курицы. Поставок яиц, свинины и говядины в Евросоюз из Украины нет, поскольку нет сертифицированных производств.

Для получения разрешения от ЕС на поставку, например, молокопродуктов в Европу подали заявки и были аттестованы около полутора десятков предприятий. «Реально начать торговать с Европейским союзом можно только, если вы заинтересуете конкретного торгующего трейдера, который к тому же имеет право завести этот товар в Европу беспошлинно. Именно трейдер подает заявку на получение части квот, которые выделяются на всю страну без привязки к конкретному производителю», — рассказал Realist’у директор Винницкого молокозавода «Рошен» Дмитрий Рощупкин.

В 2016-м его предприятие заключило контракты с двумя голландскими трейдерами на поставку продукции в рамках заявленных ими объемов на второе полугодие. Эти же трейдеры получили новые объемы под украинского производителя и на первое полугодие 2017-го. По словам Дмитрия, для того, чтобы его продукт (сухое молоко и масло) попал в Европу, он должен быть по качеству не хуже европейского и при этом дешевле на € 150−200 относительно местных производителей.

Украинские кондитеры, например, решили удивлять европейцев не только ценами и качеством, но и ассортиментом. «Сегодня нам очень интересны рынки таких стран, как Польша, Германия, Нидерланды, Великобритания.

В них мы видим большой потенциал и возможности. Например, в Польше уровень потребления шоколадных конфет в три раза больше, нежели в нашей стране», — говорит собственник «АВК» Владимир Авраменко. Прежде чем «зайти» в ту или иную страну, его компания детально изучает потребительские предпочтения и, при необходимости, адаптирует свою продукцию. По его мнению, Украина — страна с огромнейшим экспортным потенциалом, здесь есть относительно недорогое сырье, производственные площадки и квалифицированный персонал.

Наибольшую долю во внешнеторговом обороте между Украиной и странами ЕС за 2016 год имеют Испания — 15,3%, Польша — 14,3%, Нидерланды — 14%, Италия — 12,6%, Германия — 10,1%, Франция — 8,4%. Увеличение экспорта в ЕС в 2015—2016 годах произошло в основном за счет роста поставок подсолнечного масла, сахара, сои, томатов, маргариновой продукции, меда, орехов, кондитерских изделий и конечно же зерновых.

При этом стоит не забывать, что в рамках соглашения о зоне свободной торговли с ЕС снижаются также пошлины на европейские товары и у нас. В 2016 году импорт европейской продукции АПК, по данным ассоциации «Украинский клуб аграрного бизнеса», вырос на 13% — до $ 1,7 млрд.